Законотворчество

Новой Государственной Думе посвящается…


Выбираясь с утра из Мерседеса, депутат Болотин запутался в пальто, споткнулся и пребольно ударился коленом об асфальт. Подбежавший водитель помог встать матерящемуся Болотину, подобрал портфель и протянул его депутату со словами:

— Сергей Иванович, будьте осторожнее, гравитация бессердечна.

— Кто это? – удивился Болотин.

— Ну гравитация, – попытался объяснить водитель, – из закона всемирного тяготения.

— Вот чего ты такой умный, Миша? – спросил Болотин и грозно посмотрел на водителя.

— Да нет, у меня сын в школе как раз сейчас это проходит, а так я дурак дураком.

Болотин повернулся и пошёл заседать. Он очень любил это дело и достиг в нём многого. Он мог заседать в ресторане, у себя дома, на даче, в машине, на рыбалке, в отпуске на море. Поэтому никто особо не требовал, чтобы Болотин ходил заседать на работу. Если человек справляется, то какая разница, где он это делает. Тем более, что и коллеги по большей части были мастерами в заседаниях и точно так же не ходили на работу. Профессионалы!

Иногда Болотин всё же посещал своё рабочее место, потому что становилось скучно. А иногда звонил сотовый, и неизвестный голос из него тихо и очень вежливо говорил Болотину:

— Серёжа, твою мать, где тебя носит? Чтобы завтра был на месте!

Болотин не знал, кто это такой звонит с незнакомого номера, но после этих разговоров на всякий случай целую неделю ходил на работу.

Сегодня был не такой день, и никто не требовал присутствия Болотина где бы то ни было. Но с утра сломалась кофеварка, а платить кому–то за кофе при наличии бесплатного на работе – это не входило в принципы нашего депутата. Но это стоило ему расшибленной коленки и испорченного настроения.

Прохромав вверх по лестнице, Болотин потянул тяжёлую дверь и оказался лицом к лицу со своим помощником Сашей. Саша тут же услужливо растолкал двери, впуская Болотина внутрь.

— Здравствуйте-здравствуйте, Сергей Иванович! – расплылся он в широчайшей улыбке, как будто встретил любовь всей жизни, а не хромающего депутата.
— Привет, – сказал Болотин, – ты знаешь про закон всемирного тягощения?

— Ну так, – ответил Саша, – в общих чертах.

— И о чём там в нём говорится?

Саша закатил глаза, изображая мучительные раздумья, после чего выхватил из кармана телефон и сказал:

— Так давайте точно посмотрим! Чего вспоминать приблизительно?

Он включил телефон, ткнул пальцем в экран и, поднеся телефон к губам, словно собираясь поцеловать его, прошептал:

— Закон вселенского тягощения.

— Да не вселенского, а всемирного, – поправил его Болотин, – и не шепчи ты в телефон, что это за интим?!

Саша снова ткнул пальцем в телефон и сказал громко и с выражением:

— Закон всемирного тягощения!

Телефон на секунду задумался, после чего выдал кучу ссылок.

— Вот есть закон всемирного тяготения, – Саша повернул к Болотину экран, – сила гравитационного притяжения между двумя материальными точками пропорциональна обеим массам и обратно пропорциональна квадрату расстояния между ними.

— Ни хрена не понятно! – сказал Болотин. – Профессионал составлял текст. А номер у этого закона есть?

— Сергей Иванович, так с прошлого года мы перестали нумеровать законы, – развёл руками Саша, – как в компьютерах числа закончились, так и всё! Поэтому закон может быть и без номера.

Болотин снял пальто, сунул его в руки Саше со словами:

— Повесь его и потом разберись, как связана разбитая об асфальт коленка с этим законом. Разберешься – сразу ко мне. И кофе мне принеси.

Оставив Сашу, Болотин зашагал в зал заседаний. В зале было пусто, только в уголке тихонько дремал депутат Карасёв. Кто-то укрыл его пледом, поэтому выглядел Карасёв как-то тепло, по-домашнему. По залу на цыпочках, чтобы не нарушить сон депутата, бегали несколько человек, непрестанно жавших кнопки для голосования.

Болотин помнил этот зал ещё в те времена, когда можно было драться на заседаниях. Тогда с посещаемостью всё было в порядке, народ просто приходил посмотреть на драку. К тому же в пылу этих баталий можно было и самому как бы случайно заехать кому-нибудь кулаком в ухо и делать вид, что это не ты – в толпе никто не разберёт. Сейчас не то, сейчас цивилизация. Сначала собери хотя бы нескольких депутатов в зале, а потом попробуй найди хоть один вопрос, в котором они не согласны друг с другом. Невыполнимая же задача!

Прокравшись тихонько через весь зал, Болотин сел около Карасёва, чтобы не было одиноко. Теперь можно было бы и поработать. Как раз в этот момент на табло в центре зала загорелась надпись:
«Голосование за проект закона о стандартизации размера облаков. Автор Карасёв А.А.».

Болотин толкнул Карасёва, тот открыл глаза и непонимающим взглядом уставился в экран.

— Андрей Андреич, за твой закон голосуем, – подсказал Болотин, – ты не хочешь поучаствовать?

— О, Серёжа, спасибо, – спохватился Карасёв, – а ты какими судьбами сюда?

— Да вот выдался свободный денёк. Полгода не мог выбраться к вам. Зато сейчас помогу тебе с твоим законом.

С этими словами он потянулся к кнопкам для голосования, но в этот момент пробегающий мимо человек со словами «Не беспокойтесь, я сам» нажал вместо Болотина на кнопку с надписью: «Отличный закон!». Заодно он нажал на кнопку и за Карасёва.

Болотин уже хотел возмутиться, но тут заметил, что рядом с кнопками написано: «Степанченкова Н.В.»

— Это что за надпись? – ткнул он в кнопки пальцем.

— Просто это место Степанченковой, а не твоё, – сказал Карасёв и потянулся.

— А у нас что, места свои есть? – удивился Болотин.

— Так с самого начала были. Ты не знал?

Болотин посмотрел на кнопки напротив Карасёва. «Прохоров А.С.» – гласила надпись. Карасёв уловил этот взгляд:

— А, я с ним поменялся, – пояснил он.

В этот момент сбоку раздались шаги, депутаты повернулись и увидели спешащего к ним помощника Сашу с кофе и телефоном наперевес. Он добежал, поставил перед Болотиным кофе и сказал:

— Я разобрался!

— Ну рассказывай, – разрешил Болотин, а Карасёв заинтересованно выглянул у него из-за плеча.

— По закону притяжения все тела притягиваются друг к другу, – начал Саша, – поэтому асфальт и коленка тоже притягиваются. И если асфальт быстро притянет коленку, то её можно разбить!

— Чепуха какая-то! – сказал из–за плеча Карасёв. – Асфальт бы тогда голову притягивал, она же больше коленки!

— Ты это откуда взял? – спросил Болотин, отпивая кофе маленькими глотками.

— Я сначала юристам позвонил, они про этот закон не знают, но сказали, что будут выяснять. А тут водитель ваш, Миша, зашёл и сказал, что его сын в школе этот закон изучал. Мы ему и позвонили.

— Вы бы ещё в детский сад позвонили! – пробубнил Карасёв уже из-под пледа.
— Да я в школу потом позвонил, – стал оправдываться Саша, – они там правда этот закон изучают. Мне учительница сказала.

— А в Академию наук ты не звонил? – поинтересовался Болотин.

— Нет, но если надо, я позвоню. Позвонить?

Болотин махнул рукой, и Саша встал, чтобы уйти.

— Постой, – сказал Болотин, – надо же этот закон как–то проредактировать. Давай внесём правки, чтобы он не распространялся на государственных чиновников. Можно устроить?

Саша опять включил телефон, полистал что-то внутри и сказал:

— Очень удачно получается, сегодня как раз на три минуты отложили голосование по закону об оснащении автомобилей четырьмя запасными колёсами. Так что можем успеть, если прямо сейчас подадим заявку.

— Ну так иди и подай, чего сидишь? – удивился Болотин, и Саша убежал.

— Вот скажи мне, Андрей Андреич, почему нас люди как-то недолюбливают? – повернулся Болотин к Карасёву, и тот открыл один глаз и немного высунулся из-под пледа.

— Я не знаю, как тебя, а меня все любят! – ответил он.

— Ну по телевизору и меня все любят! Но я тут недавно заглянул в Интернет, а там такое пишут про меня! Да и про всех пишут! И не стыдно им совсем.

— Много врут? – спросил Карасёв и зевнул.

— Неправильно освещают факты!

— Народ у нас неблагодарный, не обращай внимания! – сказал Карасёв и заснул.

В этот момент на экране загорелась надпись:
«Голосование за поправку о нераспространении закона всемирного тяготения на государственных чиновников. Автор Болотин С.И.»
Болотин отогнал кружащегося рядом человека-голосователя и сам нажал на кнопку «Потрясающие поправки!».

После этого стало скучно. Сначала пришло сообщение от Саши, что проект поправок принят единогласно и вступает в силу в 24:00 уже сегодня. Потом Карасёв окончательно заснул и захрапел, на экране проекты законов менялись так часто, что слились в один сплошной поток. Бегающие по кругу голосующие люди нагоняли сон и на Болотина, поэтому он встряхнулся, допил уже остывший кофе и пошёл из зала.

Оставшийся день Болотин весело провёл, катаясь с мигалкой по городу. Потом поужинал в ресторане, приехал домой и завалился спать в девять вечера.

Посреди ночи он проснулся от странных ощущений. Ничего подобного он не испытывал за всю свою жизнь. А если вы в 45 лет чувствуете что-то совершенно новое, то обязательно надо проверить, не умерли ли вы. Болотин решил встать и попробовал спустить ноги с кровати. Вместо этого произошло нечто совершенно странное: что-то завертелось в темноте перед глазами, и Болотин стукнулся лбом и всё ещё ноющей коленкой о какой-то твёрдый предмет.

— Мамочки! – сказал Болотин вслух.

Он попытался ухватиться рукой за постель, но рука поймала какой-то странный предмет. Перед глазами опять что-то замелькало.

— Помогите! – заорал изо всех сил Болотин.

Откуда-то донесся шум, потом последовали шлепки босых ног, и в комнате загорелся свет. Болотин замолчал и осмотрелся. Левой рукой он сжимал люстру, привинченную к потолку, а где-то над его головой стояла жена Болотина, с ужасом смотревшая на то, как её муж болтается под потолком в одних трусах.

— Сер-рр-рёжа, что с тт-тобой? – дрожащим голосом спросила она.

Болотин рад был бы ответить на этот вопрос, но сам не понимал, что произошло. Непонятно было, куда делись верх и низ. То ли его перевернуло, то ли жену вместе со всей комнатой.

— Не знаю, – наконец сказал он, – вызывай скорую.

Жена схватила телефон и стала набирать номер. Болотин пока на всякий случай ухватился за люстру обеими руками.

— Алло! Скорая? – сказала жена в трубку, – Да… Тут вот что… Да не надо, нам помощь нужна! У меня муж летает! Алло?! Алло?..

Она подняла глаза на Болотина и сказала:

— Они трубку положили.

— А зачем ты им сказала, что я летаю? – закричал начавший приходить в себя Болотин. – Дай телефон, я сам позвоню!

Жена протянула телефон вверх, но не смогла дотянутся до руки Болотина.

— Лови, – сказала она и подбросила сотовый.

Болотин инстинктивно попытался схватить летящий к нему телефон, отпустил люстру, взмахнул руками и закружился в воздухе. Телефон упал на пол, а Болотин стукнулся лбом о потолок, после чего опять ухватился за люстру, но теперь уже и руками, и ногами.

— Ты зачем это делаешь? – спросил он у жены.

— Ты попросил телефон, я тебе его и бросила!

— А ты не могла на кресло встать и просто подать мне его? – заорал Болотин.

— А ты не мог бы не висеть на люстре как Маугли? – закричала жена в ответ. – Спускайся вниз и звони как все нормальные люди!

Болотин глубоко вздохнул, осмыслил ситуацию и сказал:

— Мишу позови, он что-нибудь придумает.

Жена подняла телефон с пола, позвонила водителю и попросила зайти. После чего накинула халат и пошла открывать ему дверь. Через пять минут сонный водитель в мятых спортивных штанах и не менее мятой футболке стоял на пороге спальни Болотина и с удивлением смотрел на своего хозяина, который изображал из себя мотылька, стремящегося к свету.

— Ну что ты встал? – спросил Болотин. – Сними меня отсюда!

— Давайте я сейчас кровать подставлю под вас, вы отпустите руки и упадёте на мягкое, – сказал Миша и ухватил кровать за ножки.

— Да оставь ты кровать в покое! – крикнул Болотин. – Я упасть не могу, смотри!

С этими словами он аккуратно отцепился от люстры, боясь вновь начать вращаться, и остался висеть под потолком.

— Во дела! – удивился Миша и повернулся к жене Болотина, – можно мне пояс какой-нибудь? Мы его сейчас поясом зацепим и вниз спустим.

Жена утвердительно кивнула и вытащила из шкафа пояс от халата. Водитель взял его, схватил стул и поставил под Болотиным. Он взобрался на стул и протянул один конец пояса депутату.

— Держите крепче, Сергей Иванович, – сказал он, – а я вас сейчас потяну.

Болотин ухватился одной рукой за пояс, и водитель стал медленно тянуть пояс на себя. Через минуту Болотин уже болтался между полом и потолком, полностью отпустив люстру. Выглядело вся сцена так, словно Пятачок решил подарить ослику Иа очень странный воздушный шарик на день рождения.

Водитель продолжал тянуть, и ещё через минуту удалось схватить Болотина, перевернуть его вверх головой и усадить в кресло, примотав за ноги скотчем. Без скотча Болотин норовил снова взмыть в небеса.

— Дайте телефон, – сказал окончательно успокоившийся Болотин, – позвоню Карасёву. Он наверняка знает, что делать.

Жена принесла его телефон, и Болотин долго слушал гудки в трубке.

— Серёжа, чего так поздно? – наконец раздалось в трубке, – что случилось?

— Андрей Андреич, я летаю, – жалобно проскулил Болотин, – я сегодня поправки внёс в этот закон тягощения, теперь меня пол не притягивает, зато потолок начал! Ты же тоже летаешь?

— Ну ты даёшь! – уважительно сказал Карасёв, – сними на телефон, посмотрим завтра.

— Так ты сам–то не летаешь что ли? – удивился Болотин, – я же для всех госчиновников правки внёс!

— Я не летаю, я пока в своём уме.

— Так почему тогда на меня закон действует, а на тебя нет?

В трубке помолчали и Болотин начал волноваться, не заснул ли Карасёв по привычке. Но к счастью на том конце послышалось:

— Серёжа, а ты в какой стране живёшь?

— Андрей Адреич, я знаю, где я живу. Дело в чём? – не выдержал Болотин.

— Дело в том, что у нас не обязательно соблюдать все законы подряд. Уж как депутат ты должен был это знать! Ты много видел чиновников, которые законы соблюдают?

— Так и в этой ситуации тоже работает?!

— А ты попробуй! – сказал Карасёв и повесил трубку.

Болотин посидел ещё минутку, подумал, потом отклеил от ног скотч, встал с кресла и прошёлся по комнате. Жена и водитель заворожённо смотрели на него. Болотин остановился, повернулся к ним и сказал:

— Ну что вы смотрите? Спать идите! Развели тут спектакль, понимаешь…



Posts from This Journal by “Субботнее Чтиво” Tag

  • Дневник блондинки-автолюбительницы

    Среда, 9:10 Забрала машинку. Маааленькая глазастенькая. Руль такой весь красивый. Папа спрашивает, какой объем двигателя. Я не заглядывала, потому…

  • Гримпенская трясина (18+)

    Митрич был архетипический подкаблучник. Он давно не любил жену. И ненавидел давно, только дипломатично не подавал виду, потому что был субтильный и…

  • Бабьи слёзы

    — Так сколько лет вы замужем, говорите? — Двенадцать, Валентина Сергеевна. — И беременность никогда не случалась раньше?…

  • Позитив

    Будущей весне посвящается – Ты пойми, главное для психического (и физического) здоровья – воспринимать мир позитивно! Да, в мире…

  • Монетка

    Посвящается всем молодым людям, рано ушедшим из жизни… Утро начинается с запаха кофе, шума посетителей кафе и нерасторопности персонала,…

  • Худеем всей семьей! (Дневник мужа)

    Я, конечно, всё понимаю. И стремление всех дамочек, в том числе и моей любимой, стать ещё лучше, чем они есть на самом деле. Но вот их маниакальное…

  • Зараза

    Он сперва убеждал себя, что ничего страшного. Что женщина сама рассосётся. Однако женщина не проходила. Более того, женщина начала распространяться.…

  • Приворот

    – Да что ж такое! – упырь выдохнул и, оперевшись на руки, снова попытался вытянуть свое, наполовину застрявшее тело из заросшей могилы,…

  • Летний субботний вечер

    Летний субботний вечер выдался на славу. В доме царила непривычная для семьи идиллия. Александр Николаевич уютно устроился в кресле перед…