На столетие дедушки

Доброго времени суток.

Вчера был общегосударственный праздник. Да ещё и нерабочий. А сегодня наш семейный праздник – 100 лет со дня рождения моего дедушки. Он прожил долгую жизнь, и в этот день я хочу о нём рассказать. Звали его Михаил Петрович.

Дедушка родился в 1916 году в самый разгар Первой Мировой войны, но очень далеко от её событий – на Дальнем Востоке, под Благовещенском, в большой семье. Всего их было 3 брата и 2 сестры.

В те времена новости доходили с опозданием в несколько дней, поэтому и сама война, и все революции, и Гражданская война толком те края не зацепили. Дедушка вырос в деревне, а в город переехал лишь в начале тридцатых, когда поступил в Куйбышевский институт. У него была настолько редкая для тех времён специальность, что на фронт в 1941 году его не отпустили, а отправили на Авиационный завод, эвакуированный сюда же, под Куйбышев.



Там дедушка и познакомился с бабушкой. Она была родом из семьи обрусевших французов Селин. После революции им пришлось сменить фамилию на Селины.

Едва советские войска прогнали фашистов за территорию страны, в 1944 году, у Михаила Петровича и Татьяны Петровны родилась дочь Нина.

К тому времени дедушка так хорошо себя зарекомендовал, что по окончании войны с развитием «атомного проекта» в нашем городе, его направили сюда вместе с семьёй.

Переезд произошел в 1949 году, когда бабушка была беременна моей мамой. Так что я уже втрое поколение уроженцев Озёрска, а мои дети – третье.

Вплоть до 1952 года они по установленным тогда режимным причинам не могли покинуть закрытую территорию. Жили в холодном доме на улице Ленина, развлечений было тогда мало, зато огромное количество свободного времени позволяло много читать. Бабушка, кстати, стала библиотекарем в главной городской библиотеке. В итоге они собрали невероятную коллекцию уникальных изданий. Сейчас даже не знаю, что с ней делать – все книги в квартире не помещаются.

Дедушка же благодаря знаниям, опыту и харизме дослужился до главного инженера завода. Впоследствии там большую часть жизни проработали и мама, и папа.

Но это всё было ещё до меня. Я же хочу рассказать о наших с дедушкой отношениях.

В 1986 году Михаил Петрович отметил семидесятилетие и всё ещё продолжал работать. И работал бы потом, может быть, не один год, если бы годом позже я не пошёл в школу. Тогда в возрасте 7 с половиной лет я ни читать, ни писать не умел. Не то, что нынешние требования к первоклассникам – и читать, и считать уже должны уметь. В 1987 году в школу просто брали всех по возрасту.

В первом классе я учился из рук вон плохо, разбавляя это отвратительным поведением. Глядя на меня сейчас, да к тому же чуть-чуть зная, никак нельзя сказать, что почти 30 лет назад я был отвязным шалопаем и драчуном.

Так продолжалось целый год. Потом мама, втихаря от бабушки, пожаловалась на меня дедушке. Почему втихаря? Это сложная отдельная история, которую я пока не готов рассказать, и она имеет лишь косвенное отношение к сегодняшнему повествованию.

Мама и папа работали на заводе, и никто из них не готов был посвятить себя моему воспитанию на постоянной ежедневной основе. Поэтому дедушка принял решение взвалить эту сложную задачу на себя. Он ушёл с очень престижной и почётной должности главного инженера в возрасте 72 лет.

Весь мой второй класс дедушка Миша встречал меня дома после школы. Мы обедали (дедушка разогревал то, что с утра оставляла нам мама) и принимались за уроки. Дедушка не уходил до тех пор, пока не понимал, что я не только всё сделал правильно, но и понял, как эти задания делаются. Понял сам принцип решения. Обычно весь процесс «делания домашки» занимал часа четыре. Ближе к двум-трём часам дня дедушка уходил

Не знаю, что выслушивал дедушка от бабушки, когда возвращался к себе домой (вряд ли много хорошего), но каждый будний день он снова был у нас к моему приходу из школы.

Через год меня было уже не узнать: из хронически отстающего двоечника я превратился в твёрдого хорошиста с заявкой на некоторые «пятёрки». Плюс с улучшением техники чтения во мне проснулись желание много читать и какая-то внутренняя грамотность. И то, и другое со мной до сих пор. Хотя найти свободную минутку почитать художественную литературу удаётся очень редко.

Поведение моё, правда, дедушке не сильно удалось исправить. Я ещё лет пять получал в дневник «удовлетворительно», а иногда и «неуд».

За тот год, что дедушка провёл в моём обучении, постепенно оттаяла и бабушка. Впервые я с младшим братом увидели её под новый год. До этого знакомы были только с дедушкой.

Пару годков спустя я проводил у них в коттедже всё каникулярное лето. Для этого в маленькой комнате стояла раскладушка. Было удобно всем: родители спокойно работали, а я не шлялся, предоставленный сам себе, да ещё и дедушке помогал в огороде.

Ещё почти через десяток лет, когда Михаилу Петровичу уже не давали садиться за руль, я получил права и возил его в сад и из сада, чтоб по автобусам не мотаться. Он очень любил возиться в земле практически до самой смерти.

Умер дедушка в июне 2001 года на 86 году жизни. К сожалению, он пережил одну из своих дочерей. Но у него на тот момент уже были 6 внуков и 3 правнука. Уже после его смерти к ним добавились ещё 8 правнуков и 1 праправнучка…

Posts from This Journal by “семья” Tag

  • Палеонтология и баскетбол

    Доброго времени суток. Сегодня я завершаю рассказ о нашем майском отпуске, проведённом в Санкт-Петербурге и Москве. И последний репортаж будет…

  • День Музеев в сердце России

    Доброго времени суток. Сегодня расскажу про большую удачу, которая поджидала нас в Москве в мае, а именно – 18 числа. В этот день мы решили…

  • Московский Зоопарк и новый «Экспериментариум»

    Доброго времени суток. Сегодня после двух- (а не как обычно, недельного) перерыва возвращаюсь к нашему майскому путешествию по столицам России.…

интересно такие истории читать ) дедушка твой молодец, знал, что важнее не работа, а воспитание