Записки невесты программиста. Часть 23

Предыдущие части здесь, здесь и здесь.


Свадьба. Катание

— Посмотрите, – сказал Серега, с лица которого не слезала широченная улыбка, – даже природа сегодня радуется нашему торжеству.

Все дружно посмотрели на затянутое тучами небо и задумались.

— Какая природа-то? – бестактно спросила Вика. – Наша природа не радуется, а наоборот – хмурится.

— Да ну вас, – обиделся Сергей. – Никакой в душе романтики. Между прочим, когда мы заходили в загс, сквозь тучи проглянуло солнце.

— Что это с ним? – довольно громко спросил Маста мэн Ваниллу. – О природе заговорил. С парнем прям нехорошо, я волнуюсь.

— Не обращай внимания, – так же громко ответил Ванилла. – Парень женился, вот у него крыша и едет.

— Слышь, Ванилка, – вконец обозлилась я. – Мало тебе букета? Я тебя сейчас портфелем дяди Юры тресну.

Ванилла на всякий случай спрятался за спину Маста мэна.

— Але, – сказал папулька, – что за ссоры во время свадьбы? Давайте пить шампанское.

Все согласились пить шампанское, но оказалось, что, пока мы обсуждали погоду, агент WD-40, которому доверили оставшуюся бутылку, вместе с Викой спокойно её допил, обсуждая с ней какие-то свои проблемы.

— Что за свадьба такая? – пискнул из-за спины Маста мэна вреднючий Ванилла. – Даже выпить не дают.

Я молча показала ему кулак.

— Ладно, – сказал папулька. – Хватит тут у загса толкаться. У нас до свадебного ужина часа два. Молодые, выбирайте куда поедем: на смотровую площадку или на могилу Неизвестного солдата?

— Мне всё равно куда, – ответила я. – Только нам ехать не на чем. Такси усвистело, а на Денискином «Форде» я точно не поеду.

— Обижаешь, – сказал папулька. – А это что?

И действительно, прямо перед загсом стояли три чистенькие и красивые машинки: «Мерседес», «Ауди» и «Волга».

— С работы, что ли, вытребовал? – спросила я папульку.

— Конечно, – сказал он. – Тоже мне, проблема.

— Подумаешь, – пробурчал обиженный в лучших чувствах Серега. – Могли бы и на «Форде» доехать.

— Да нет проблем, – любезно ответила я. – Мне как раз в белом платье будет очень удобно колесо менять.

Сергей надулся.

— Короче, – сказал папулька, – куда едем?

— Я тут неподалеку один классный бар знаю, – начал было Ванилла, но его перебил Сергей.

— Мы едем на могилу Неизвестного программиста, – сказал он твердо.

Все от неожиданности онемели, однако троица свидетелей одобрительно закачала головами.

— Точно! – сказал Ванилла. – Как это я сам не дотумкал? Отличная идея! Женившийся программист едет на могилу Неизвестного программиста. Немного сентиментально, конечно, но кто там не заплачет, тот закоренелый циник.

— Боже мой, – опомнившись, сказала я. – Что, и такая бывает?

— Не бывает, а есть, – торжественно сказал Ванилла. – Мы там раз пять уже были. Между прочим, совсем недалеко отсюда – в парке на левом берегу водохранилища.

Папулька внимательно посмотрел на меня – мол, решай сама.

— А что, – сказала я, – поехали смотреть на Неизвестного программиста. Я там ни разу не была. Там хоть цивильно?

— Ну, как сказать, – замялся Серёга. – Но пройти – пройдем.

— Ладно, – сказал папулька. – Программиста – так программиста. По машинам.

Мы потеряли еще минуты три на то, чтобы уговорить Дениску расстаться со своим ненаглядным «Фордом», который за время нашей регистрации ухитрился проржаветь еще процентов на пять, после чего все расселились по папулькиным машинам и поехали. Мы с Серегой сидели рядом в «Мерседесе».

— Ну что, – сказала я ему, – вот мы и поженились. Ты рад?

— Я тащусь, – ответил Серега, но в голосе его не было искренности.

— А что такое? – поинтересовалась я.

— Пилишь меня сегодня весь день, – пожаловался Серега. – То пиджак тебе не тот, то машина не та, то свидетели не те...

— Сереж, милый, – возмутилась я. – Но если пиджак не тот, машины не те, а свидетели – вообще не пойми что, – я должна молчать в тряпочку, что ли?

— Ну да, – убежденно сказал он. – В крайнем случае – представить свои замечания в письменном виде. По e-mail-у.

— Да что вы говорите! – воскликнула я.

— Именно так, – кивнул Сергей. – Ты не думай, после нашей свадьбы я все расставлю на свои места. Это тебе до женитьбы казалось, что из меня можно веревки вить. А из меня как совьёшь, – раздухарился Сергей, – так и разовьёшь! Я тоже личность, между прочим!

— Эк тебя разобрало, – сказала я, с любопытством глядя на своего благоверного. – Ладно, оставим этот пустой спор. После свадьбы разберёмся. Сейчас не будем портить праздник.

— И разберемся, – с вызовом сказал он. – У меня на многое глаза открылись.

— Поздравляю, – кивнула я. – По-моему, мы приехали.

И действительно, машины остановились рядом с парком.

— Куда идти-то, сусанины? – спросил папулька после того, как мы вылезли из машин, глядя на компактную лесную массу, раскинувшуюся перед нами.

— Сюда, за мной, – засуетился Ванилла, после чего юркнул на малозаметную с первого взгляда тропинку.

— Серёг, – сказала я, – ты с ума сошел? Как я в свадебном платье и в туфлях пойду через этот бурелом?

— Да ладно тебе, Ир, – ничуть не смущаясь ответил он. – Ты же в кафе собираешься красное платье надеть, ведь так? И туфли другие?

— Ну да, – подтвердила я, – только я не понимаю...

— Значит, белое тебе больше никогда в жизни не пригодится, – торжествующе сказал Сергей. – Мы же уже поженились. И посмей сказать, что в моих словах нет логики.

— Ну чего, вы идете или нет? – раздался откуда-то из чащобы голос Ваниллы.

Я внимательно посмотрела Сереге в глаза, но он ответил таким чистым и невинным взглядом, что я подумала: а действительно, зачем мне это платье? Сегодня не понадобится, а если я еще захочу выйти замуж, то сошью себе другое, чтобы мне ничто не напоминало о жизни с программистом. После этого я махнула рукой и стала продираться сквозь чащобу за Ваниллой.

— Ничего себе могилку запрятали, – ворчал папулька, продираясь вслед за мной. – Почему так далеко-то?

— Чтобы никто не нарушил его покой, – пробасил Маста Мэн, и в голосе его послышались слезы.

— Уважаю, – сказал папулька. – Но лучше было бы сделать ее в более цивильном месте, зажечь вечный огонь и выставить охрану.

— Слышь, Ванилла, это мысль! – заявил Маста Мэн приятелю. – Тесть правильно говорит. Надо на могилке вечный флейм зажечь.

— Это как это? – поинтересовался Ванилла.

— Ну, распечатки с какого-нибудь немодерируемого чата выложить, – объяснил Маста, – и пополнять их каждую неделю.

— Мысль здравая, – откликнулся Ванилла. – Надо будет подумать.

— Ну скоро? – спросил Сергей. – Я весь в нетерпении. Столько о ней слышал, но ни разу не видел.

— Сейчас увидишь, – пообещал Ванилла. – Мы уже почти пришли.

И действительно, буквально через пару минут мы вышли на совсем небольшую полянку, – даже и не полянку, а пятачок в лесу, – в центре которой находилось довольно странное сооружение...

Небольшой курганчик земли был обнесён, как оградой, блестящими CD-дисками. Во главе курганчика стоял корпус какого-то древнего и жутко грязного компьютера. На самом курганчике лежала не менее грязная клавиатура, у которой не хватало пробела и левой клавиши «Shift». Перед компьютером был воткнут светлый коврик для мышки, на котором было много-много всяких непонятных надписей, среди которых, впрочем, повторялась одно и то же словосочетание: «Hello, world!». С другой стороны курганчика в землю довольно криво был вкопан небольшой монитор с надписью «IBM», на котором жёлтым фломастером было написано: «Game over».

— И что все это значит? – спросила я.

— Сплошные аллегории, – объяснил Ванилла. – На коврике для мыши написано главное компьютерное заклинание на десяти языках программирования. Сам компьютер лишен процессора в знак того, что сердце программиста остановилось. По углам кургана лежат платы памяти в знак того, что его программы остались в памяти народной. На клавиатуре нет пробела и шифта, показывая, что программисту было не чуждо ничто человеческое, и он тоже резался в игры до умопомрачения. По-моему, – кокетливо сказал Ванилла, – получилось симпатично. Это всё я придумал.

— Супер, – сказала я. – Особенно мне клава без шифта понравилась. У Серёги точно такая же. Я его спросила, чего он другую не купит, а он заявил, что уже наловчился на пупочку нажимать, так что и так сойдёт.

— Ладно, – сказал Ванилла. – Пора начинать церемонию... Друзья! – сказал Ванилла, и голос его задрожал. – Я глубоко счастлив, что в этот праздничный день наши новобрачные решили посетить это святое для каждого программиста место. Ведь таким образом они показывают, что преемственность поколений сохраняется, и что Неизвестные программисты отдают свои молодые жизни не зря!

— Не поняла, – сказала я. – Там что братское кладбище?

— Это тоже аллегория, – обидчиво объяснил Ванилла. – Разумеется, там никто не лежит, потому что все эти программисты, слава Коннектию, вполне ещё живы. Но они отдают свои молодые жизни служению народу в лице компьютера, а это довольно плохо влияет на здоровье.

— Ага, я заметила, – кивнула я.

— Короче, – сказал Ванилла, обозлившись, – не снижай впечатление момента.

— Молчу, молчу...

— Так вот, друзья, – заявил Ванилла, снова обретая прежний пафос. – Давайте на этой могиле Неизвестного программиста поклянемся всю жизнь отдать за светлые идеалы технического прогресса.

— Вот сам и клянись, – фыркнула Вика. – Лично я собираюсь свою жизнь отдать за совершенно другие идеалы.

— Слышь, Маста, – сказал Ванилла, – нас здесь не понимают. Непонятно, зачем мы вообще привели неверующих в это святое место.

— Да ладно вам, – сказал Сергей. – Лично я очень рад, что здесь побывал. А то вы мне все уши прожужжали этой Могилой.

— Понравилось? – спросил Маста.

— Рулёз, однозначно, – коротко ответил Сергей. – Шикарная идея.

— Это все Ванилла придумал, – объяснил Маста. – Мы как-то на «Речном вокзале» пиво пили, так где-то после восьмого литра у него эта идея и родилась.

— Я почему-то так и подумала, что после восьмого литра, – не удержалась я.

Ванилла презрительно на меня посмотрел, но ничего не сказал.

— А что за комп-то? – поинтересовался Серега.

— 386-й, – похвастался Маста. – Раритет. Мы поэтому и выбрали такое глухое место, чтобы никто его не спёр и не надругался над могилкой. Процессор из матери лично Ванилла выдирал, и мы его захоронили под компьютером.

— Оградку бы надо перебрать, – тихо сказал Ванилла, и голос его задрожал. – А тот тут все сидюки с «Windows 95». Уже давно есть и другие, не менее достойные версии.

— Оградка из контрафактной продукции – это забавно, – подал голос папулька.

— Какой продукции? – одновременно спросили Ванилла с Маста Мэном.

— Контрафактной, – объяснил папулька. – Диски же пиратские.

— Ну, разумеется, – сказал Ванилла. – Нешто мы сюда лицензионные диски втыкать будем? Потом, это будет некорректно по отношению к Неизвестному программисту. Он же в жизни никогда не пользовался никакими лицензионными дисками.

— Чёткие принципы? Уважаю, – сказал папулька. – Ладно, что дальше-то полагается делать? Надеюсь, Ирке не надо падать на могилку и устраивать плач Ярославны?

— Патч Ярославны? – заинтересовался Маста Мэн. – Слышь, Ванилла, опять же классная идея – пропатчить могилку.

— Маста, – сказал Ванилла, – давай эти интимные вещи обсудим без посторонних. Никаких плачей, – обратился он к папульке, – не надо. Каждый из нас скорбит в своем сердце. Молодые же пускай просто сфотографируются, а после этого можно и отправляться салатики кушать.

Тут дядя Юра, который обещался выполнять функции папарацци, засуетился и стал выстраивать всех собравшихся вокруг курганчика. Труднее всего ему пришлось с Ваниллой и Маста Мэном, которые начали изображать некую скульптурную композицию и требовали, чтобы их сфотографировали именно так. На вопрос, что именно они изображают, Ванилла ответил, что эта композиция символизирует собой двадцать первое прерывание. Папулька сказал, что даже в его молодости до такого количества абортов никто не доходил, но получил чувствительный тычок локтем от мамульки и умолк.

А несчастному дяде Юре, чтобы сделать кадр, пришлось забраться на дерево, потому что полянка была очень маленькая и все в кадр не помещались. Но даже с дерева полностью весь контингент охватить не удалось, так что живописная композиция Маста Мэна и Ваниллы осталась за кадром, что лично я весьма приветствовала.

После фотосеанса Ванилла затеял было надо могилой длинную речь, прерываемую рыданиями и криками: «Спи спокойно, дорогой друг. Game over!», но нам это мероприятие уже надоело, и все отправились к машинам. Потом еще пришлось минут десять дожидаться Маста Мэна и Ваниллу (агент WD-40 в похоронных торжествах участия не принимал, потому что как тень следовал за Викой), которые вернулись, как они заявили, жутко обиженные проявленным неуважением к этому святому месту.

Времени до начала свадебного ужина оставалось уже совсем мало, поэтому весь народ мы отправили прямо в кафе, а я отправилась домой переодеться. Серёга со мной не поехал, заявив, что ему надо в кафе, чтобы подготовить мне сюрприз.

— Слушай, – сказала я дома Вике, которая, как верная подружка невесты, отправилась со мной, отклонив молчаливые призывы агента WD-40 не покидать его общество, – прошло ещё только полдня, а у меня такое ощущение, как будто эта свадьба уже неделю длится.

— Ир, да расслабься ты, – сказала Вика. – Самое сложное позади. Главный мандраж – это утренняя подготовка к выезду и загс. А у тебя это всё уже прошло. Так что расслабься, тресни шампусика, переодевайся и поехали на свадебный ужин. Чего там на ужине может произойти-то? Главное – вы уже окольцованы. Так что впереди сплошные развлечения.

— Але, девицы, вы готовы? – раздался из-за двери голос папульки, который должен был нас отвезти в кафе.

— Пап, мы хотим шампанского, – капризно сказала я.

— Не сомневаюсь, – сказал папулька, заходя в комнату с подносом, на котором стояла бутылка шампанского и три бокала.

— О! – поразилась я. – Ты прям волшебник!

— А ты не знала? – спросил папулька, открыл бутылку и разлил вино по бокалам.

— Ну, – сказала Вика, – за тебя, Ирка. Чтобы всё было хорошо.

Я пригубила свой бокал и тяжело вздохнула.

— Ир, да чего ты затосковала-то? – бодро спросил папулька. – Всё идет совершенно нормально и даже хорошо. Подумаешь, накладка с машинами. Так ведь всё решили. А ребята вообще прикольные. Мне эта затея с могилой программиста очень понравилась. Довольно оригинально и есть что вспомнить. Представь, если бы мы поехали на Ленинские горы или к могиле Неизвестного солдата? Да ты там уже сто раз была. А так, когда будут спрашивать о свадьбе, так небрежно бросишь: «После загса мы ездили поклониться на могилу Неизвестного программиста»... Народ обалдеет, честное слово.

— Значит, ты считаешь, – с надеждой в голосе спросила я, – что ничего страшного не произошло?

— Да что у тебя за вопросы такие? – возмутился папулька. – Всё просто супер! И ты кончай мне Серёгу шпынять. Парень старается, нервничает, а ты его запинала совсем. Сегодня же свадьба! Заканчивай ты эти безобразия, а то мне на вас прямо больно смотреть.

— Дядя Боря правильно говорит, – подхватила Вика. – Ты вспомни моего Гамлета. Вот кто придурок был редкостный. А у тебя – просто бриллиант, а не парень.

— Ладно, – сказала я, – уговорили. И действительно, самые волнительные моменту уже позади, нас поженили, так что сейчас поедем на ужин и будем веселиться. Папа Боря, там в бутылке ещё чего-нибудь осталось?..

***


Продолжение следует…



Posts from This Journal by “записки невесты” Tag

необычное они место выбрали - это точно ) и папулька прав, совсем мужа затюкала )