Записки невесты программиста. Часть 13

Предыдущая часть здесь.

Папулька быстро разлил всем коньяка в специальные пузатые бокалы.

— Боря! – негодующе сказала мамулька. – Ты чего себе целых полбокала набухал? В них же полагается наливать на донышко!

— Мамочка, вот ты сейчас все бросишь и начнешь МЕНЯ учить, как коньяк по бокалам разливать, да? – издевательски спросил папулька. – Если налить совсем на донышко, то когда будешь пить, коньяк размажется по стенкам бокала и в рот вообще не попадет, поняла?

— Тогда почему ты мне налил на донышко? – негодующе спросила мамулька.

— Да потому что тебе этого коньяка только понюхать – сразу станешь пьяная, – объяснил папулька. – А ты сегодня – не забывай – хозяйка стола! Ты должна быть в форме.

— То-то я смотрю, что ты намерен очень быстро форму потерять с такими темпами, – пробурчала мамулька.

— Я должен успокоить свои нервы, – сказал папулька. – Мне раз десять засадили стрелой то в лоб, то в затылок. Хочешь, чтобы у меня истерика случилась от волнения?

Мамулька хмуро посмотрела на папульку, но возражать не стала. Сергей, между тем, взял свой бокал, встал и раскрыл рот, намереваясь что-то сказать.

— Сидеть! – скомандовал папулька, и Серёга сел, как подрубленный.

— Позже скажешь, – успокоил его папулька. – Сначала надо выпить за знакомство, – он поднял бокал. – Итак, давайте выпьем за знакомство с... – тут он задумался, – ... молодым человеком по имени Сергей, – нашелся папулька, – который в первый раз пришел в наш дом.

— В пятый, – одновременно сказали мы с Сергеем.

Воцарилось неловкое молчание.

— Я имею в виду, – веско пояснил папулька, – в первый раз пришел в наш дом, когда и мы с мамочкой в нём находимся.

Мы с Серегой послушно закивали головами. Мол, теперь все понятно, папочка, нет вопросов, так что за это дело можно и квакнуть как следует.

Все выпили, после чего воцарилось традиционное молчание, которое всегда наступает после первой рюмки.

— Сергей, – наконец, прервала тишину мамулька. – Возьмите попробовать моей рыбы.

Серега протянул было руки к блюду, но потом покраснел, как маков цвет и сказал:

— Если честно, я её есть не умею.

За столом воцарилось неловкое молчание. Сергей, сам того не зная, затронул больную для нашей семьи тему. Дело в том, что когда папулька знакомился со своей будущей тещей, он тоже был небольшим докой по части поведения за столом: коньяк пил холодным из маленьких рюмочек, рыбу ел с помощью ножа, курицу рвал руками, белое вино мог пить с десертом, а красное – вообще черт знает когда. Моя бабушка любила его шпынять на эту тему, поэтому папулька уже давно возненавидел все проявления обеденного этикета. Единственное, к чему он приучился – это правильно пить коньяк, а все остальное пил и ел, как хотел, причем не терпел, чтобы ему об этом напоминали.

Я на всякий случай пнула Сергея ногой под столом, чтобы он не заострял внимание на этой теме, но забыла, что почетного гостя усадили на венский стул с тоненькими ножками, в результате чего случился небольшой конфуз: я угодила прямо по ножке стула, которая немедленно подломилась с печальным всхлипом смертельно раненного Буратино, после чего мой благоверный рухнул на пол, по-прежнему сохраняя пунцовую окраску щек.

Снова воцарилось неловкое молчание.

— Кто посмел уронить моего боевого товарища? – сурово поинтересовался папулька, накалывая на вилку кусок колбасы.

— Это... это ножка у стула подломилась. Извините, – сказал Сергей, поднимаясь с пола.

— Серёг, да наплюй ты на этот чертов стул, – добродушно сказал папулька, пока мамулька бежала на кухню за дубовой табуреткой. – Я давно ожидал, что он сломается. Все его для тёщи готовил...

— Папа! – с упреком сказала я.

— Это тебе, доча, она бабушка, – пояснил папулька, отправляя в рот кусок колбасы, – а мне она – тефа! – закончил он, начиная жевать.

Мамулька принесла табуретку, Сергей осторожно сел на нее и пиршество понеслось дальше.

— Серёг, бери рыбу! – скомандовал папулька. – В нашем доме не принято эстетствовать за столом. Хочешь есть ножом, ешь ножом. Хочешь рвать ее руками на мелкие части – рви, сколько хочешь. Желаешь кушать её прямо ротом – кушай прямо ротом. У нас – полная демократия, – с этими словами папулька залез в блюдо с рыбой прямо рукой и схватил здоровенный кусок.

— Боря! – негодующе вякнула было мамулька, но была остановлена грозным взглядом папульки и больше не выступала.

Сергей тоже осторожно полез в блюдо с рыбой (правда, ножом с вилкой), достал оттуда кусочек по душе и стал его уписывать.

Некоторое время все наслаждались рыбой.

— Божественно! – неожиданно сказал Сергей.

— Что? – переспросила мамулька и вся зарделась.

— Рыба, говорю, божественная, – пояснил Сергей. – Я такой рыбы вообще никогда не ел.

На лице мамульки последовательно сменялись всевозможные спектры выражения крайнего удовольствия.

— Много не наедайся, – предостерег его папулька. – Впереди еще царица полей – плов.

— Царица полей – это рыба, – пояснила мамулька. – Потому что она женского рода.

— Убойная рыба, – продолжал нахваливать Сергей. – Я такого сазана просто в жизни никогда не ел.

За столом воцарилось напряженное молчание. Я снова пнула Сергея ногой и на этот раз попала.

— Это осетрина, – сказала мамулька с самым разнесчастным выражением на лице.

— А я как сказал? – делано удивился Сергей.

— Вы сказали – "сазан", – объяснила мамулька с горькой обидой в голосе.

— Разве? – снова удивился Сергей. – Не обращайте внимания. Это я просто после боя немного заговариваюсь. Стрела какой-то важный нерв в голове задела. Конечно это осетрина. Сазан же совсем другой.

Я снова пнула его ногой под столом. Прием, вроде, нехитрый, но мамулька успокоилась и опять развеселилась.

Папулька, между тем, снова налил всем коньяка. Сергей вопросительно посмотрел на него, папулька важно кивнул головой, Сергей взял свой бокал и встал.

— Дорогие... – начал было он и вдруг замолчал.

Было понятно, что он хочет назвать моих родителей по имени отчеству, но у папульки он знал только имя, а у мамульки даже имени не знал. Я же решила ничего не подсказывать, чтобы посмотреть, как он сам выкрутится.

— Дорогие... – продолжил Сергей, мучительно размышляя, – родители Иры, – наконец, нашелся он.

Все заулыбались, мол, парень всё-таки соображает.

— Позвольте мне в этот счастливый день, – торжественно сказал мой благоверный, – попросить у вас руки вашей дочери.

— Логично, – сказал папулька, опрокидывая в рот бокал.

— Чего логично? – растерялся Сергей.

— Логично, говорю, что попросить у нас руки нашей дочери, – объяснил папулька. – Было бы глупо просить у нас руки какой-нибудь чужой дочери. То есть мы, конечно, могли и согласиться, но проку от этого нашего согласия – нуль, – глубокомысленно заявил папулька и снова полез за рыбой.

— Боря, а я говорила, чтобы ты не наливал сразу по полбокала, – сказала мамулька.

Папулька в ответ на этот выпад только махнул рукой. Мы же с Сергеем, между тем, чувствовали себя полными идиотами. Надо было спасать положение, потому что Сергей совсем растерялся и стоял с бокалом в руке как столб посреди поля. Я-то к папулькиным закидонам уже привыкла, а вот ему это все было в диковинку.

— Дорогой папа, – решительно сказала я, – хватит уже вола за хвост крутить. Тебе задали конкретный вопрос – можно ли претендовать на руку твоей красавицы-дочери.

— Насчет "красавицы" я ничего такого не помню, – категорично заявил папулька. – Сергей просто сказал – вашей дочери. Так что ты отсебятину не неси. Хотя ты, конечно, действительно красивая, – сказал папулька, одобрительно скользнув по мне взглядом, – потому что вся в меня.

Ну что вы с ним будете делать? Все время разговор в сторону уводит.

— Папа! – взвизгнула я. – Отдаешь руку дочери или нет? Отвечай в темпе. У Сергея уже рука бокал держать устала.

— Серёг, да сядь ты, – посоветовал ему папулька. – И выпей уже. Не беспокойся, никуда от тебя Иркина рука не денется. А вот так сразу я ответить не могу. Из принципа. Хотя все равно мое согласие или отказ ни на что не повлияет.

— Почему не повлияет? Еще как повлияет, – вежливо сказал Сергей.

— Ну да, – усмехнулся папулька. – То есть если я тебе откажу, то ты на Ирке жениться не будешь?

Сергей задумался. Я его снова пнула под столом, потому что это раздумье мне сильно не понравилось.

— Конечно, женюсь, – наконец, сказал Сергей. – Но буду очень переживать, что вы против.

— Молодец, – сказал папулька. – Хвалю. Кстати, а где вы жить собираетесь?

— В моей квартире, – сказал Сергей. – Она, правда, однокомнатная, но зато отдельная.

— Какой хороший мальчик, – прокомментировала мамулька.

— Тогда бери, – сказал папулька и снова всем разлил коньяк.

— Чего бери? – не врубился Сергей.

— Иркину руку, – объяснил папулька. – Только осторожно. И не забывайте по выходным к родителям на обед приезжать. Мы же с Иркой уже давно живем и к ней привыкли.

— Каждое воскресенье как штык, – пообещал Сергей. – Тем более, что здесь так потрясающе кормят.

— Я тоже согласна, – сказала мамулька, которая от удовольствия снова зарделась, как маков цвет.

— Ну, – сказал папулька, – поскольку все формальности соблюдены, предлагаю всем выпить. Всё-таки, первый раз нашу кровиночку замуж отдаем. За нее, конечно, многие сватались, но мы, родители, были на страже ее интересов и врага не допустили.

— Папа! – предупреждающе сказала я, потому что вовсе не хотела, чтобы он Сергею рассказывал о том, как к нам в дом приходил их начальник.

— Что-то ты для невесты больно шумная, – сказал папулька. – Это я с тобой привык миндальничать, а с мужем так разговаривать не смей. Он тебе живо отвыкнет командовать.

— Гы-гы, – сказала я.

Отвыкнет он мне, как же. Я сама кому хочешь отвыкну.

— Правда, Серёг? – обратился папулька к Сергею.

Тот пожал плечами – мол, так-то оно конечно так, но он не знает, что сказать, чтобы и папульке угодить, и от меня после мероприятия по шее не получить.

К счастью, папулька вдруг вспомнил о своем плове и побежал за ним на кухню, так что эту скользкую тему мы замяли. А Сергей начал опять говорить мамульке комплименты по поводу ее готовки, от чего мамулька сидела и млела. Под конец Сергей настолько раздухарился, что даже поднял бокал с тостом "За самую лучшую тёщу на свете", но был вовремя остановлен вошедшим в комнату с пловом на руках папулькой, который попросил в его доме не выражаться и никаких тёщ не упоминать.

Плов, между тем, пошел как-то с трудом, потому что все уже налупились салатами и рыбой. Сергей, правда, вовсю расточал папульке комплименты, но папулька от еды уже несколько осоловел и на все похвалы только вяло кивал головой. Коньячок, между тем, лился рекой, и дело уже шло к концу второй бутылки. В какой-то момент папулька неосторожно затронул компьютерную тему, и моего благоверного понесло на разговоры. Папулька, правда, все это слушал с удовольствием и даже помогал Сергею из зеленого лука и редисок сооружать на столе схему звездообразного соединения локальной сети, но мы с мамулькой откровенно заскучали. Причем настолько заскучали, что даже пошли на кухню, чтобы мамулька могла покурить. Там она мне наговорила всяких комплиментов по поводу Сергея, и мы пришли к выводу, что я – молодец.

Когда через минут пятнадцать мы вернулись в гостиную, нас там ожидал сюрприз – папульки с Сергеем в комнате не было. Не было их и в комнате папульки, и вообще в квартире. Наконец, минут через двадцать эта парочка заявилась с улицы. Оказывается, они взяли бинокль и ходили смотреть великое противостояние с Марсом. Но Марса на небе они не нашли (просто потому что мало выпили, как язвительно прокомментировала мамулька), зато на каком-то балконе узрили девушку, занимающуюся шейпингом.

— Так это вы её полчаса разглядывали? – поинтересовалась я у Сергея шипящим от злости голосом.

— Понимаешь, – сказал Сергей, – уж больно у нее спортивный костюм был смешной – такой обтягивающий-обтягивающий.

— Так, – сказала я. – Помолвка расторгается. Больше мне не звони и вообще замуж мне рано.

С этими словами я убежала в свою комнату и заперлась там. Сергей с папулькой минут пять скреблись под дверью, уговаривая их пустить, но я пошла на принцип. Впрочем, они как-то быстро успокоились и ушли в отцовскую комнату снова играть в компьютер. Но минут через пятнадцать под дверью снова объявился Сергей, который под аккомпанемент папулькиного банджо спел мне какую-то дурацкую серенаду. Я расхохоталась, его простила, открыла дверь и сказала, что помолвка возобновляется. Серега позвал родителей, мы это дело снова отметили, после чего он засобирался домой, поскольку было уже поздно.

Я его вышла проводить во двор и на улице поинтересовалась – решили ли они что-нибудь с папулькой насчет свадьбы. Сергей сказал, что они этот вопрос обсудить не успели. Ну да. За девушкой в обтягивающем костюме они полчаса наблюдать успели, а обсудить важный вопрос со свадьбой – не успели. Нет, я от этих мужиков иногда просто угораю.

***

Продолжение следует…



Posts from This Journal by “записки невесты” Tag