Забавная родинка на бедре

Он восторгался её энергичностью, деловитостью. Умная женщина, доцент на кафедре психологии. А что она вытворяет! Тигрица. Утром она на нём верхом, как на коне, днём требует в дом хоть на часик. А вечером в постели чего только не придумывает.

И ещё: фигура стройная, кожа атласная, зад — мало кто такой видел! И ещё у неё забавная родинка на бедре, похожая на восьмерку. Как будто две круглые родинки вплотную друг к другу. Ей какая-то бабка говорила, что это необычная метка, но объяснять отказалась наотрез.

Он женился на Свете, как только она согласилась…

Прошло несколько месяцев его семейной жизни. И вдруг случилась невероятная история. Он решил, что сошёл с ума. Врач его осмотрел, сделал анализы и прочее. Абсолютно здоров. И голова ясная.

А история такая...

Обычный вечер, он с работы возвращается. Жена встречает его в обновках. Всё новое: халатик кружевной, бельё шелковистое и прозрачное. Даже домашние туфельки замысловатые; мягкие, яркие, расшитые узором. И это вместо обычных рваных шорт и босиком.

Обнял её. Тело жены, лицо жены, но всё другое. «Затейница», — подумал он, — «хочу её немедленно».

Схватил за руки бросить на диван. А она чуть не заплакала:

— Милый, мне больно, ты оставишь синяки. Будь поласковее.

Он обалдел. Утром она требовала, чтобы он раздавил её, кусал её, а теперь такая метаморфоза. И захотелось ещё сильнее. Но делал всё нежно, ей понравилось.

Он сказал, что это была другая женщина, та же, но другая. И родинка её удивительная, и все пленительные изгибы, и высокая попка.

А когда он шепнул её имя Света, она попросила называть её Лана. А сама шептала: «папочка, папочка». Это было необычно, она же всегда называла его «конём».

Утром шум на кухне, готовится завтрак. Теперь она была в своей обычной форме — рваные шорты, майка и босиком. Обнял сзади, прошептал:

— Лана, попочка.

— Что за нежности, — спросила она, — ты мою задницу никогда так ласково не называл. И с чего ты меня назвал второй частью моего имени. Света — свет, энергия; Лана — полумрак, нега. Ну-ка садись на стул, я голодная, как волк.

Шорты полетели на пол. Она оседлала его, и заявила:

— Давай, конь, поработай.

Отдышавшись, он спросил:

— С чего вдруг такой аппетит?

— Так я вчера пропустила наши упражнения, — он сделал удивленные глаза, — как пришла с лекций, свалилась от усталости. И до утра. Даже не слышала, как ты залез в койку.

Он промолчал. С ней творилось что-то неладное. Может это лунатизм. Сам он в таких вещах не разбирался. Решил, что надо как-то потихоньку ей рассказать о предыдущей ночи. И только собрался, как она со смехом спросила.

— Друг, у тебя что, фетишизм. Мог бы просто разбудить меня, а не доставать мои дурацкие тапочки. И бельё, смотрю, переворошил. Я как-то премию получила, свихнулась, или моча ударила, вот и накупила всякого барахла.

— Нормальное бельё.

— Что ты, конь, понимаешь? Это ты в машинах разбираешься. А такое бельё носят эстетки, которые по театрам и по выставкам мотаются. Кстати о машине. Чего-то она свистит, когда руль сильно выкручиваешь.

— Не страшно, — ответил он, — я подтяну ремни, там...

— Давай, — перебила его Света, — ремни подтяни, меня натяни, только не перепутай. Одно дело ты уже совершил. Теперь возьмись за эти ремни. Все, пей кофе, я побежала. Заседание кафедры.

Он попытался выбросить все эти несуразности из головы, но, оказалось, что история только начинается.

Через пару дней утром в постели была Лана. Она сонным голосом попросила не будить, найти что-нибудь себе на завтрак.

— И пожалуйста, милый, исправь что-то, а то свистит, когда руль выворачиваешь, — не открывая глаз, попросила жена.

— Но ты же не заехала ко мне в мастерскую.

Она уже крепко спала, и ничего не ответила. Рядом с постелью стояли её затейливые тапочки. Дома в обед была Лана. А вечером квартира оказалась пустой, но вскоре с шумом явилась Света, и заявила, что по её мнению конь застоялся. И это опасно для здоровья коня.

Началась чехарда. День жена была бодрой, шумной, ругалась, что он опять вытащил из шкафа эти тапки. День она была томной, нежной, рассказывала ему о новых спектаклях.

Он был абсолютно уверен, что как-то замысловато сошёл с ума.

Окончилось всё странно и неожиданно. Лана сказала, что достала билеты на модный балет. В среду. Но должна слетать на пару дней в Питер. Вернется как раз в среду. Если он её встретит в Домодедово, то они успеют на представление.

Утром на кухне хозяйничала Света. На вопрос о полете в Питер, сказала, чтобы он не нёс всякую чушь, а принимался за дело. И скинула шорты и майку со своего стройного тела. На следующий день он понял, что ему делать. Позвонил в институт, вызвал Свету, посадил в свою машину и рванул в аэропорт. По дороге морочил ей голову, что должен встретить одного нужного человека, и без неё эта встреча потеряет всякий смысл.

— Ну, конь, не ожидала от тебя такой гипертрофированной скрытности, — сказала жена, не добившись от него нормального объяснения.

И всю дорогу весело рассказывала, как обделалась её коллега на семинаре, и как её отодрали всей кафедрой, и как она сейчас лежит где-то в уголке с валидолом. И поделом ей.

Рейс из Питера опаздывал. Вначале на полчаса, потом еще на час. Они выпили в буфете кофе, съели бутерброды с семгой по стоимости не очень крупных бриллиантов. Потом аэропорт совсем перестал давать объявления о Питерском рейсе. Света заявила, что больше ждать не может. Ну, приедет твой человек, позвонит. И потребовала ехать в город.

Уже на подъезде к окружной дороге по радио передали, что произошла ужасная катастрофа с рейсом из Питера. Работают спасатели, но в живых никого не осталось. Света сказала:

— Встретили нужного человека! Твою мать!

Потом ещё раз выругалась, и молчала до самого дома. В квартире была она необычно печальна. Переоделась в свою любимую домашнюю форму, и ходила без цели из комнаты в комнату. Увидела расшитые туфельки и швырнула их в мусорное ведро. Долго копалась в шкафу, так что ему пришлось звать жену в постель. Пришла, по обыкновению скинула с себя всё, посмотрела на мужа, и только спросила встревожено:

— Что?

Она увидела его глаза. Это был страшный сумасшедший взгляд. Света опустила глаза и посмотрела туда, куда пристально глядел муж. На бедре было только одно круглое родимое пятно…




Posts from This Journal by “Субботнее Чтиво” Tag

  • Дневник блондинки-автолюбительницы

    Среда, 9:10 Забрала машинку. Маааленькая глазастенькая. Руль такой весь красивый. Папа спрашивает, какой объем двигателя. Я не заглядывала, потому…

  • Законотворчество

    Новой Государственной Думе посвящается… Выбираясь с утра из Мерседеса, депутат Болотин запутался в пальто, споткнулся и пребольно…

  • Гримпенская трясина (18+)

    Митрич был архетипический подкаблучник. Он давно не любил жену. И ненавидел давно, только дипломатично не подавал виду, потому что был субтильный и…